Новогодняя поездка по Швейцарии

Монтре

Еще когда я читала программу тура (начало поездки — здесь), мне показалось очень нелогичной программа именно этого дня – первого дня в Швейцарии. Зимние дни короткие, переезды должны быть тоже короткими и города на маршруте подбираться по возможности емко и кучно. Логичней было бы включить в программу Базель и Берн вместо Монтрё и Женевы, тем более, что ночлег у нас был в Фрибуре. Но составители программы почему-то решили включить крюк до Женевы и обратно до Фрибура. Понятно, что при любом раскладе мы попадали в Женеву уже в темноте.

Но программа есть программа, мы проехали мимо Базеля и Берна. Начались предгорья Альп. За окном тянулся почти черно-белый пейзаж: белые с проплешинами склоны гор, серое низкое небо. Но и в таких невыгодных красках Швейцария (даже в сравнении с Францией) поражала своей ухоженностью.

Наутро мы въехали в Швейцарию недалеко от Базеля и покатили вглубь страны, на юг.

Грюйер и Грюйерский замок

А вот и первый пункт нашей сегодняшней программы – городок Грюйер, расположившийся, словно на подушке, на вершине невысокого холма. Вершина холма длинная и узкая, и городок длинный и узкий: два ряда домов стоят друг напротив друга, улица поднимается вверх и упирается в графский замок.

Грюйер зимой
Грюйер

В Грюйере три главных достопримечательности: сыроварня, где можно посмотреть процесс производства знаменитого местного сыра, экстравагантный музей художника Гигера с его шокирующими экспонатами и старинный замок. Мы выбрали замок и провели около часа в блужданиях по залам, галереям, покоям, украшенных гобеленами, картинами или росписями. Под стенами замка – прелестный садик. Из окон – чудесный вид на горы.

Грюйер.Церковь
Церковь возле замка
Грюйерский замок. Кухня
Грюйерский замок. Кухня
Грюйерский замок. Гостиная
Гостиная
Грюйерский замок. Зала
Зала
Грюйерский замок.Внутренний двор
Внутренний двор замка
Грюйерский замок.Сад
Грюйерскай замок. Сад
Грюйерский замок. Вид на нижний город
Вид на нижний город

Городочек очень мил. С одной стороны – он игрушечный, а с другой – вполне себе самодостаточный, с грозными воротами и стенами, «как у взрослых».

Напоследок купили местного сыра и заглянули в кафе напротив музея Гигера. Низкие его своды имеют форму позвоночника с ребрами и стулья такого же фасона. Брр-р!

Грюйер. Интерьеры кафе Гигера
Интерьеры кафе Гигера

Шильонский замок, от казематов до башни

Грюйер остался позади, и как-то незаметно мы преодолели взгорье. Автобус наш уже спускается резво вниз, и перед глазами блестит широкая гладь Женевского озера, а за ним встают синие горы.

Останавливаемся возле Шильонского замка и по мостику через узкую протоку бежим на островок к замку.

Протока совсем узкая, островок буквально прилегает к суше. Трудно было найти более удобное место для устройства крепости, контролировавшей проход вдоль озера. В 12 веке замок принадлежал графам Савойским.

Шильонский замок. Женевское озеро
Шильонский замок

К билету прилагалась подробная карта замка с описанием на русском языке, поэтому аудиогид не брали.

Осмотр начинается с винных подвалов, из которых путь лежит сразу в казематы, где 6 лет томился Франсуа Бонивар, национальный герой Швейцарии, борец за независимость страны от графов Савойских. Судьба была к нему справедлива – дело его победило, и остаток жизни после освобождения (еще лет сорок) он провел в почете, как герой, мученик и просто уважаемый всеми человек. За заслуги перед страной ему была назначена пенсия от государства.

Байрон, посетив замок, был впечатлен судьбой Бонивара и даже на одной из колонн накарябал свое имя. Сейчас его автограф помещен под стекло как достопримечательность. (Когда мы подъезжали к замку, гид нам читала поэму Байрона «Шильонский узник»).

В качестве пола и стены в тюремном помещении служит отчасти поверхность скалы, на которой был построен замок.

Шильонский замок. Казематы
Казематы, где томился Бонивар

Из мрачных казематов мы поднялись наверх и отправились по многочисленным залам замка. Некоторые из них очень большие, но интерьеры их были по большей части просты и даже аскетичны. Самая примечательная часть комнат – огромные камины. Вероятно, зимой здесь, у подножия Альп, бывало очень зябко.

В замке – пять внутренних дворов и несколько башен. Обойдя замок, мы поднялись на верх главной башни, с высот которой люди во дворе казались игрушечными. С одной стороны водную гладь обступали заснеженные горы, с другой стороны к озеру спускался пологий склон, застроенный домиками – курортный городок Монтре. Дальнейшее скрывалось за горизонтом. Над озером нависало серое небо, горы вокруг стояли черно-белые, и цвет озера был серебристо-серым.

Шильонский замок.
Шильонский замок.

Шильонский замок.

Шильонский замок.

Шильонский замок.

Шильонский замок.

Шильонский замок.

Шильонский замок.

Шильонский замок.

Монтре в январе

После замка мы прогулялись по Монтре, который, несмотря на зиму, порадовал нас яркими растениями, разнообразными цветами и зелеными газонами. Перед помпезным отелем Монтре-палас, на зеленой лужайке, выстроились в два ряда памятники знаменитым постояльцам отеля. В этой компании оказался и наш Владимир Набоков, переехавший из Америки в Монтре и проживший в этом отеле 17 лет. Он сидит, откинувшись, на стуле, какой-то очень нерадостный и погруженный в себя, обреченный вечно любоваться Женевским озером и Альпами.

Вообще городок мне напомнил Канны, как-то, мне кажется, они похожи по духу. То же скопление дорогих отелей, приятный променад вдоль воды. Но Монтре все же уютней и камерней. На набережной много забавных скульптур: труба от патефона, висячая мишень, травяные человечки за самыми разнообразными занятиями, смешная ныряльщица, банщица, проволочная птица. Вдоль набережной – лавочки, клумбы, газоны. Пинии с большими зелеными кронами на коротких стволах.

Монтре
Олень перед отелем Монтре-палас
Монтре. Памятник Набокову
Памятник Набокову

Памятник Набокову в Монтре

Монтре. Набережная
Забавные скульптуры на набережной

Монтре

Монтре

Монтре

Монтре

Монтре
Парк при отеле
Монтре. Памятник Фредди Меркьюри
Памятник Фредди Меркьюри

Самый знаменитый памятник Монтре – Фреду Меркьюри. У ног певца лежало несколько букетов. А перед ним над водой расположилась круглая площадка для купания с лавочками и лесенками для спуска в воду.

Женева в неожиданном свете

После Монтре мы поехали в Женеву, так что в этот день мы побывали и на восточной оконечности озера, и на западной. Приехали туда около шести вечера, накрапывал дождь, и, в общем-то, ничего я от Женевы не ждала. Лет восемь назад я здесь уже была, совершенно она меня тогда не впечатлила, хотя в нашей компании был человек, который хорошо знал город и провел нас по основным достопримечательностям.

И вот в наш автобус подсаживается человек – наш гид по Женеве, и с первых его фраз стало понятно, что не зря мы сюда проехали все озеро, торопясь на встречу с ним. Как-то все встрепенулись и настроились на его волну. Он говорил ярко, емко и интересно, попутно давая указания водителю.

Сначала наш автобус кружил по городу, и Константин рассказывал про разнообразные международные организации, обосновавшиеся в Женеве. Возле цветочных часов мы вышли и пешком пошли по историческому центру.

Есть города, прелесть и красота которых лежит на поверхности. Это, скажем, Прага, Чешский Крумлов, Амстердам. Обычно они нравятся всем и сразу. А есть города, к которым надо подключиться, подобрать ключик. Или чтобы тебе кто-то открыл дверь в этот город. В этот промозглый январский вечер нам приоткрыли дверь в Женеву.

Ночная Женева
Ночная Женева

Женева в январе

Женева

Константин рассказывал про лютеранство и кальвинизм. Женева – это город Кальвина. На три года он изгонялся из города, но впоследствии был горожанами призван, и по возвращении уже никто не оспаривал его право устанавливать в городе суровые протестантские порядки. В своем упорном преследовании роскоши он был подобен Саванароле. Закрывались развлекательные и культурные учреждения. За нарушение религиозного устава следовало наказание вплоть до смертной казни.

От собора св. Петра, где служил Кальвин, мы переходим к колледжу, им основанному. Рядом видим вполне обычное здание, которое оказалось лютеранской церковью. Вроде лютеране кальвинистам и близки по духу, однако церковь им разрешили построить такую, чтобы на церковь не походила, а выглядела как светское здание.

Спускаемся вниз по узкой крутой лестнице. «Дамы, — предостерегает Константин, — не забудьте приподнять свои кринолины, а мужчины – придержите шпаги, чтобы они не бряцали по ступеням». И – рассказ о ежегодных женевских празднествах, когда люди обряжаются в старинные одежды.

В густой черноте январского вечера ярко и празднично светились здания, выстроившиеся вдоль кромки озера, их огни отражались в черной воде. Над улицами висели голубые светящиеся шары. Народу на улицах было мало. В такой дождливый вечер значительно приятней сидеть дома или в кафе.

Женева. Набережная Женевского озера

На набережной мы простились с Константином и отправились в обратный путь, в Фрибур, мимо которого уже сегодня проезжали. Думаю, никто из нас в итоге не пожалел о посещении Женевы, которая совсем была не по пути, выпала на вечер и в дождь, но была нам преподнесена с любовью и предстала интереснейшим городом, в который теперь очень хочется вернуться.

Отель во Фрибуре «NH Fribourg» оказался лучшим за всю поездку, с большими, удобными номерами, с отличным завтраком.

Хорошо ли жить в Швейцарии

На второй «швейцарский» день у нас стояли в программе Люцерн и Цюрих. Экскурсии в обоих городах вел один и тот же гид, Елена. Сама она сейчас проживает в Цюрихе, а заканчивала Петербургский университет. Вела экскурсии очень интересно. Видимо, на неприветливой и требовательной швейцарской почве укореняются самые достойные и отборные представители других стран, профессионалы высокого уровня. Елена рассказывала нам про систему образования в стране, про раннее разделение детей на три уровня. Высшее образование здесь получают примерно 8% выпускников, и, в общем-то, нет такого уж сильного стремления его получить, поскольку и люди рабочих специальностей, и медсестры, и воспитатели в садах зарабатывают достаточно хорошо. То есть общество производит ровно столько специалистов, сколько ему нужно.

Работают и мужчины, и женщины до 67 лет. Налоги в стране небольшие, около 8%, но платятся не ежемесячно, а один раз в год, поэтому в июне, во время уплаты налогов, все пребывают в некотором трауре.

В стране, с одной стороны, очень высокий уровень жизни, с другой – слабая социальная защищенность. Здесь нет таких социальных программ, когда работающие и зарабатывающие большие деньги платят государству большие налоги, на которые государство содержит многочисленную армию неработающих нахлебников, например, семьи из арабских стран. Здесь как ты поработал, так ты и живешь. Женщине после родов дают отпуск на 4 месяца, после которого она должна либо выйти на работу, либо уволиться. Работу найти сложно. Поэтому рожают мало и с большой оглядкой. Очень много одиноких людей. Считается, что иметь детей – это очень дорого, не каждый может себе это позволить.

Живут, как правило, в съемных квартирах. Только пятая часть населения имеет собственное жилье. Выходя на пенсию, люди обычно переселяются в пансионы для пенсионеров.

Пенсия накапливается в особых фондах. Если человек умирает, не израсходовав накопленную пенсию, она выплачивается его наследникам.

В общем, послушали мы, и как-то даже стало жалко швейцарцев. Особенно женщин, которым и избирательное право дали только в 1973 году, и вообще всячески ущемляли в правах, вплоть до невозможности в еще не столь давние времена записываться в научные библиотеки.

Чем Люцерн отличается от Цюриха и Женевы

Это все мы слушали по дороге из Люцерна в Цюрих. А до этого у нас была прогулка по дивному Люцерну.

Женева, Цюрих и Люцерн имеют то сходство в расположении, что все они стоят на берегу большого озера, через город протекает река, а на заднем плане встают горы. Разумеется, город, вписанный в такой пейзаж, изначально имеет фору перед всеми прочими.

Различие между ними следующее. В Швейцарии часть кантонов исповедуют католичество, а часть – протестантство. Католические города – красочные и нарядные. Протестантам же – грех выпячивать наружу богатство, как учил великий Кальвин. Поэтому там царит строгость и простота, никаких украшательств.

Женева, Цюрих – протестантские города. Люцерн – католический. Красота природного окружения здесь дополнена роскошью оформления фасадов, мостов. Город получился головокружительно прекрасен.

Одна беда. Назвали его когда-то «Люцерном», т.е. светлым. А как судно назовешь, так оно и поплывет. Поэтому свет от пожаров стоял над городом с незавидным постоянством. Последний крупный пожар 1993 года уничтожил крытый мост 14-го века – Каппельбрюкке. Мост был восстановлен, но были безвозвратно потеряны старинные картины, украшавшие его.

Итак, прохладным, чуть пасмурным утром мы высадились на берегу Фирвальдштетского озера. Первый раз я была в Люцерне в августе 2005 года, когда Европу в очередной раз сильно затопило, и последствия этого затопления мы наблюдали в Люцерне. Тогда на набережных еще стояла вода, вход в улицы перегораживали мешки с песком. Вода под мостами, казалось, неслась стремительно, как в горной реке. С высоты городской башни особенно ощущался беспокойство водной стихии, только-только усмиренной, но еще очень взволнованной, готовой в любую минуту опять всколыхнуться и вырваться из берегов.

Сейчас город, напротив, был погружен в зимний зачарованный сон. Течения реки почти не ощущалось. По водной глади тихо скользили редкие лебеди. В воздухе была разлита изумительная свежесть, мне даже показалось, что пахнет морем. А на заднем плане возвышалась заснеженные горы.

Люцерн в январе
Люцерн в январе

Сначала сходили к самому знаменитому памятнику Люцерна — «Умирающему льву». Памятник очень выразительный, его вырубил в скале норвежский скульптор Торвальдсен.

Люцерн. Памятник Умирающий лев
Умирающий лев

Потом отправились гулять по Старому городу, среди старинных домов, украшенных фресками, переходили в берега на берег. На реке Ройс – два крытых деревянных моста: Каппельсбрюкке и Спроербрюкке, или Мельничный мост. На Мельничном мосту, под стыком сводов, расположены картины, подчиненные единому сюжету – «Пляске смерти». Этот сюжет в Средние века был очень распространен в Европе, особенно, в Германии.

Люцерн. Мельничный мост
Мельничный мост
Люцерн. Мельничный мост. Пляска смерти
Картины на сюжет Пляска смерти

Сам город – чрезвычайно живописный. Ходишь среди домов – как по картинной галерее. Можно бесконечно рассматривать росписи фасадов, разгадывать из сюжеты (про некоторые из изображений нам рассказала гид, в частности, про мальчика, спасшего город: он подслушал разговор заговорщиков, но был отпущен под честное слово, что никому из людей не расскажет. Тогда он вбежал в таверну и стал рассказывать о предстоящей беде – огню в камине). А еще ведь – и затейливые вензеля, и фонтаны, и рождественские украшения еще остались: на многих окнах — еловые венки с шарами.

Люцерн. Росписи на стенах
Росписи на стенах

Люцерн. Фрески на домах

Люцерн

Люцерн

Люцерн

Люцерн

Люцерн

Люцерн

Цюрих, чопорный красавец

Насладившись красотой Люцерна, отправились в Цюрих. Ехали мы минут 50, но погода за это время успела поменяться. До этого нам по большей части везло, пару раз мы попадали под моросящий дождик в Париже и Женеве, а до этого соблюдалась некоторая как бы договоренность с природой: пока едем, погода может быть любой, только выходим, все моментально налаживается, дождь выключается, и мы гуляем.

Увы! В Цюрихе эта договоренность была нарушена. Начавшийся по дороге дождь при нашей высадке не прекратился, так что экскурсия наша прошла под дождем. Впрочем, Лена по возможности проводила ее под сводами галерей или в церквях. В частности, в церкви Фраумюнстер она подробно рассказывала про витражи Шагала. В конце жизни, как известно, мастер увлекся созданием витражей. Над витражами Фраумюнстер он начал работать в 83 года и выполнил их за два года. Впоследствии им были сделаны витражи для окна-розы «Сотворение мира».

Экскурсия закончилась на улице Банхофштрассе. После экскурсии мы зашли пообедать в торговый центр – на его последнем этаже находилось кафе самообслуживания. За наш стол подсела женщина. Некоторое время она прислушивалась к нашему разговору (мы обсуждали, куда пойдем после обеда) и вдруг вступила в разговор на чистом русском языке.

— Здесь рядом магазин шоколада, я там работаю. Загляните к нам, посмотрите, как красиво все оформлено к Рождеству, — сказала она. И добавила: — Я вас приглашаю не потому, что там работаю, просто, действительно, очень красиво, и все заходят и восхищаются.

Разговорились. Женщина оказалась нашей бывшей соотечественницей, из Орла. В 90-х годах, в 42 года она вышла замуж за швейцарца и с тех пор живет в Цюрихе. В общем, говорит, хорошо там, где нас нет. Цены высокие, пенсия в 67 лет, ее дочери уже 30 лет, но она с мужем не может себе позволить заиметь ребенка – дорого. Рожают безоглядно только черные. Очень много в городе одиноких людей. Тем не менее, родители ее тоже перебрались из Орла в Цюрих.

После обеда мы заглянули в шоколадный магазин – правда, красиво. Прошлись по Аугустинер-гассе, маленькому переулку, дома которого украшены расписными балконами. Поднялись к церкви св. Петра, в одном из переулков (Термен-гассе) отыскали остатки римских бань. Поднялись на смотровую площадку Линденхоф. Именно на этом месте зародился город. Здесь располагалась таможня, пропускавшая суда по реке Лиммат и далее до Рейна.

Дождь не прекращался. В домах зажигались первые огни. Горели витрины магазинов на набережной. На фоне дождя Цюрих — город неяркий, несколько чопорный – мне показался волшебным. Наша прогулка под дождем по вечереющему Цюриху стала для меня одним из самых чудесных воспоминаний от всей поездки.

Цюрих. Вид на город с Линденхоф
Вид на город с Линденхоф
Цюрих. Лодки на реке Лиммат
Лодки на реке Лиммат
Цюрих. Гроссмюнстер и Вассеркирхе
Гроссмюнстер и Вассеркирхе

Спустившись с пригорка Линденхоф, мы оказались на площади Вайнплац с затейливым фонтаном, прошлись по узкой крытой галерее, перешли на другую сторону реки, зашли в Гроссмюнстер. В пустынной церкви сидела очередная, спасаемая гидом от дождя русская группа, слушала рассказ об истории церкви. Запомнились окошки, сделанные из разноцветных тончайших срезов камней.

Потом были блуждания по крутым и узким переулкам — до театра и виллы Тоблер, головоружительный спуск по Франкен-гассе с ответвлениями в закоулки, прогулка по набережной, церковь на воде Вассеркирхе и галерея Хельмхаус с фонтаном-чашей. В очередной раз переходим реку – уже бежим к назначенному времени в автобус. Последнее впечатление – загадочное, потустороннее сияние витражей Фраумюнстер при свете уличных фонарей.

Цюрих. Франкен-гассе
Франкен-гассе

Ночной Цюрих

В автобус мы явились последними из группы. Тут же автобус и тронулся. Посмотрели еще раз на город из автобуса.

Большая часть группы в свободное время поехала кататься на кораблике, но в такую погоду на озере и по берегам ничего не было видно. Кто-то гулял по магазинам. В общем, обменялись впечатлениями с окружающими, напились чая и уставились в телик – гид поставила какой-то новогодний фильм. За окнами было черно, наш дом на колесах катил на восток, выкатился из Швейцарии и вкатился в Баварию. Там мы и остановились на ночлег, в маленьком городке Бобинген.


Чтобы не пропустить ничего интересного, вы можете оформить е-мейл подписку. Тогда вы будете получать сообщения о появлении новых рассказов. ПОДПИСАТЬСЯ

Поделиться в сетях:


Новогодняя поездка по Швейцарии: 4 комментария

  1. Интересный маршрут и красивые фотографии. И как Вам удается за столь короткое время столько успеть?! 🙂
    Будете в Швейцарии летом, обязательно навестите Грюйер. Когда любуешься с высокого холма Грюйерского замка на чудесные виды швейцарских Альп, вокруг чуть слышен сказочный звон. Это милые коровки с большими колокольчиками на шее пасутся на здешних лугах.

    1. Непременно. Летом в Грюйере должно быть просто волшебно.

  2. Попасть в Швейцарию, посмотреть, как там люди живут — одно из многих мечтаний. Правда, дороговато туда ехать..Но может, и получится когда-нибудь….
    Мне тоже стало жаль швейцарских мамочек, не ожидала такого к ним жесткого отношения. Это для меня открытие.

    1. да, порядки у них строгие. Зато результат налицо. Страна, действительно, дорогая, но есть возможность организовать поездку подешевле. Когда мы ездили летом в Церматт, авиабилет в Женеву купили за 12 тыс р, в самом Церматте жили в кемпинге (11 франков с палатки) и оттуда ходили на восхождения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *